Призвание быть мужчиной

Мужчиной быть трудно и очень ответственно. Ответственно — потому что мужчина призван быть главой семьи, а иногда и героем. Трудно — потому что мужской путь сверхприродный. Что это значит?

Природа человека – это то, с чем он рождается, его биологические свойства, а также семейно-родовые и культурно-социальные роли. Но целостная жизнь человека не сводится к этим измерениям. Человек не только организм, не только роль в семейно-родовых отношениях или должность и звание в обществе. Человек – это нечто большее. Человек – это личность. Смысл человека и его места в жизни не измеряется природой. Подлинное измерение человека всегда превосходит естество, а потому мы и называем его сверхприродный.

Так и мужчина – это звание не укладывающееся в разметку природного бытия «родился, женился, усоп». Он призван оставить по себе смыслы в «род и род». Не просто родовую память, но наследие рода. Мы читаем в Библии: род Иакова, род Каина, род Маккавея. В истории читаем: род Сабашниковых, род Романовых, род Ульяновых. Это смысл, привнесенный личностями, но личностями семейно-историческими. За ними стоят родА и семьи. А семьи — не безгласные статисты деяний, но те, кто породил личности.

Роль мужчины не укладывается И в семейно-родовой профиль. Он в семье рождается, формируется, но по смыслу и значению он превосходит род. В этом его особое отличие от призвания женщины. Мужчина устремлен вовне, в социум и вселенную, хотя и призван исполнять роль сына, мужа, отца.

Быть мужчиной ответственно прежде всего потому, что в его призвании мало природного, т.е. того, что реализуется согласно природе, душе и телу. Телесное, эмоциональное, материальное и предметно-инструментальное – лишь часть призвания мужчины. Остальное и главное лежит в сфере его личностного становления. Личностное не дано и не подсказано природой, оно не лежит в сфере обусловленного родом.

От мужчины ожидается некая особая роль — героя, деятеля, творца, свершителя, а также защитника и кормильца. В этих ожиданиях есть, конечно, много стереотипного, но, тем не менее, есть и подлинное.

Сначала поговорим о стереотипах. Кино и литература, интернет и телевидение — вот что ныне формирует стереотипное, массовое, некритическое мышление и поведение. Каким представлен в нем мужчина?

Мачо или герой. Один из самых распространенных стереотипов мужественности – брутальный силач, бесстрашный борец за правду, спасатель, атлетический красавец, украшенный шрамами.  Это мужчина, которому все нипочем. Он ничего не боится, более того — он везде ищет подвига, ищет (или создает сам, провоцируя окружающих) возможность проявить свою силу, мужество и смелость. Ему противны дипломатия и компромиссы, он предпочитает открытое противостояние за свои ценности. «Герой» смело отвечает на вызов, решительно вступает в схватку, безоглядно бросается в драку, поэтому с ним рядом так сложно и опасно — он слишком рисковый и задиристый. Он во всем склонен видеть вражду и опасность.

«Герой» — победитель, причем победитель, прежде всего в силовом и (редко) в интеллектуальном противостоянии. Ему свойственны решительность, агрессивность, прямота, уверенность в себе. Он не знает сомнений, не знает угрызений совести. Он убивает врага не задумываясь, и убийство не мешает ему тут же у растерзанного трупа целоваться со своей возлюбленной. У него нет эмоциональных реакций, свойственных любому человеку, пережившему смертельную опасность и убившему человека. У «Героя» нет стрессов, или он один сплошной стресс.

В обыденной жизни «Герою» скучно. Он ищет славы, ему нужен зритель, он нуждается в восторженных глазах и признании своих подвигов. В женщине он видит прекрасную даму, которая может и должна высоко его оценивать и восхищаться им. «Герой» не строит отношений с женщинами — он их захватывает, берет, покоряет, но не женится. Или женится, но на этом все подвиги заканчиваются и наступает “happy end”. «Герой» не знает поражений, не горюет, не страдает. Это не герой-любовник, это просто герой. Психологически это малоэмоциональный мужчина, который не плачет, не знает слабостей и страстей, нравственно правильный, но, как правило, одинокий — без родителей и без семьи, без рода, без племени. Человек мира. И это понятно. Как он будет проявлять свои чувства к семье, если он сильный, бесчувственный герой?

«Герой» любит женщин, которые не нуждаются в уважении или в отношениях, но нуждаются в защите, спасении, подвиге. Это прежде всего «Бедняжки» и «Жертвы». Ему не нужны «Хозяюшки», потому что у него нет дома, он бежит сломя голову от «Наседок», так как по определению не может быть «маменькиным сынком». Женщины самостоятельные — «Вамп» или «Бизнес-леди» — тоже не для него. С ними нечего делать, ведь их не надо спасать — они сами за себя могут постоять.

«Герой» — это образ примитивной мужественности, оснащенный силой и агрессией, но лишенный чувств и сомнений. Это образ мальчиков, неудовлетворенных своими мужскими способностями. Образ, рождающийся в комплексе неполноценности, образ подростковый, незрелый и упрощенный.

Для женщин это образ из девичьих мечтаний, из сказок про «принца на белом коне» — эдакий мужчина-спасатель. Часто это отражение мечты о мужчине – антиподе отца, который по каким-либо причинам казался слабым и нерешительным.

Дон Жуан. Это соблазнитель-сердцеед, исполненный такой сексуальной силы, что ему покоряются все женские сердца. Он не знает отказа, ему незнакомы неразделенная любовь, неудовлетворенная страсть. Все свои способности — красноречие, музыкальность, страстность, эрудицию, умение строить отношения – Дон Жуан использует исключительно для покорения очередной женщины. Он — противоположность «Героя». Ему не нужны подвиги — ему нужны отношения с женщинами, а другие мужчины расцениваются им только как противники и конкуренты. Но он, в отличие от «Героя», с ними не борется в поединке. Женщину (жену) соперника он соблазняет в тайне. Его сила – не в мышцах, а в чувствах. «Дон Жуан» отлично разбирается в чувствах и отношениях, тонко различает все оттенки эмоционального поведения и сам может вести тончайшую игру чувств.

Однако, «Дон Жуан» не умеет любить. Он не способен на глубокие и длительные близкие отношения. Для него важна победа сама по себе, а не развитие отношений и уж тем более не брак и семья. Но для чего ему это? Для того, чтобы преодолеть свою внутреннюю пустоту, не слышать вопиющую тоску по любви и страх зависимости от женщины (возможно от своей сильной матери). «Дон Жуан» насыщает ненасыщаемую пустоту. Это пустота на том месте, где должна жить любовь – место живой души.

«Дон Жуан» прельщает многих женщин, но не «Биснес-леди» и не «Родину-мать»[1]. В нем среди мужских достоинств развивается чувственность и сексуальность, женственность и социальность, но используются они только для отношений, для покорения женщин.

Мужик. Стереотип появившийся в советскую эпоху. Женщины его плохо понимают. Этот стереотип – плод исключительно мужского воображения.

«Мужик» — это что-то вроде «Героя» на советский лад. Умелый, опытный, мужественный (в физическом плане), терпеливый мужчина. Он знает, как починить автомобиль, не боится крови и трупов, стойко переносит испытания (физические), боль и страдания. Он знает и умеет ремонтировать дом, квартиру; он хороший работник, но не энтузиаст, не романтик. Он хозяйственный человек (все в дом). Он умеет заработать и украсть. Нравственностью он не отличается. Он молчал, когда невиновного друга забирали в ГУЛАГ, когда начальство воровало. Он может подписать фальшивку, умеет делать вид, что не видит беззакония и лжи.

«Мужик» умеет пить и оставаться при этом работоспособными, не раскисать, держаться молодцом. Это качество высоко ценится в России. Он умеет сквернословить. А как же иначе? Не умеющий этого в народной среде – чужой, а «Мужик» СВОЙ!

Многие мужчины считают своим долгом стать настоящими «мужиками», чтобы быть своими для той мужской среды, в которой работают или общаются. «Мужик» — народный образ мужественности, носителями которого были и, отчасти, остаются, миллионы мужчин в России.

«Мужик» — не герой, он приспособленец. Он труженик и профессионал, но профессионал «советского периода», так как развиваться он не хочет. Он чужд нравственных и христианских ценностей, семейно-родовых традиций и патриархального быта, так как должен был выживать в эпоху войн и геноцида. Именно он выстрадал и выжил в Великой войне, именно он гнил в лагерях, именно он эти лагеря строил и охранял.

Женщины охотно выбирают «Мужиков» и рожают им детей, хотя те пьют и изменяют, потому что «Мужики» домовиты, по-своему любят детей и заботятся о жене и доме. С «Мужиками» жить хорошо. При этом их можно не уважать, они пьяницы и сквернословы, воришки и лгуны, но «кто без греха?».

«Мужики» способны любить женщину своей мечты и любить всю жизнь, но верность и глубина чувств — не их достоинство.

«Мужик» более мужествен, чем «Дон Жуан», но в нем много женственности: приспособленчество, покорность, терпеливость, заботливость, зависимость. Из «Мужиков» не выходят мученики, диссиденты, общественные деятели, правдоискатели.

«Мужик» — популярный образ мужественности, но видимо уходящий. XXI век сформирует ему на смену иной образ.

Семейный мужчина. Он редко меняет партнера, он верный муж и друг. Его забота – это всеохватывающая забота обо всех, и в первую очередь о матери или о жене. «Семейный мужчина» озабочен не только теплым домом, достатком в семье, но и чувствами каждого члена семьи, его настроением, его поведением, его отношениями.

«Семейный мужчина» умеет готовить еду, может оставаться с детьми и заменять им мать, может ухаживать за больными, делать им уколы и перевязки. Он заботится о запасах всего в доме, следит за квартплатой, возит детей в школу, носит сумки. Он лелеет свою супругу, выслушивает «исповеди» тещи, пьет с тестем, примиряет родственников, угождает бабушкам.

«Семейный мужчина» больше ориентирован на отношения, нежели на собственный успех и карьеру. Но и в карьере он успешно строит отношения со всеми и достигает успеха — не за счет таланта, а за счет хороших отношений с начальством.

«Семейный мужчина» — покладист, неагрессивен, избегает конкуренции, достигает всего трудом и угождением. Склонен выстраивать зависимые отношения. Он внимателен к женщинам (ведь он воспитан своей матерью и именно мать приучила его быть всегда внимательным к ней), знает их нужды, умеет им угождать. Иными словами, он прекрасная кандидатура на роль «хорошей матери». Вот почему он прельщает тех женщин и девушек, которые недополучили родительского тепла.

«Семейный мужчина» верен в любви и способен на «любовь до гроба», даже если с годами бывает разочарован. Он скорее конформист, чем революционер. Он эмоционален, рефлексивен, пишет стихи, ведет дневник. Может пожертвовать своим призванием ради семьи или отношений.

«Мужик» и «Семейный мужчина» нередко становятся подкаблучниками, так как склонны к зависимости. Такая склонность продиктована психологической незрелостью, неадекватной ответственностью. Обоим стереотипным образам свойственна покорность и терпеливость — качества, которые без осознанности ведут к услужливости и нравственному релятивизму. Такому мужчине почти невозможно позаботится о своем достоинстве, независимости и самостоятельности.

Женщины часто выбирают «Семейного мужчину» в партнеры. С ним надежно, спокойно. Ему редко достается уважение, скорее достаются долгие годы супружества без романтики и страстей.

Больной. Часто в качестве болезни выступает алкоголизм, но может быть «сердце», «язва», «давление» или неопределенный диагноз под названием «нервы». Это тоже современный стереотип мужчины, крайне патологичный. По сути, это деградирующая личность, отказавшаяся от ответственности и развития. Но путь такой деградации может длится десятилетиями, а за это время мужчины успевают жениться и родить детей. Суть этого стереотипа не столько болезнь (часто надуманная), сколько тотальная зависимость. Как ни странно, многие женщины выходят замуж за мужчин, эксплуатирующих этот образ[2].

«Больной» вечно страдает по поводу и без, но «мужественно», хоть и безуспешно, пытается справиться с бедами, которые постоянно сыплются на его голову. У бедолаги из-за этого случаются сильные перепады настроения, он все время на грани, поэтому под него все подстраиваются. «Его надо беречь/спасти!» — вот ключевая фраза, девиз женщины, которая решает посвятить жизнь спасению «Больного». Она носится с ним, подключая к заботе всех близких и дальних. На отказ помочь страдальцу реагирует как на личное оскорбление и может даже прекратить общение с таким «черствым» человеком. Периодически спасатели устают спасать и срывают на «Больном» злость, вызванную накопившейся усталостью и ощущением бессмысленности всех усилий. В момент эмоционального срыва спасателя «Больной» может на время перестать жаловаться и капризничать, начать изображать оскорбленную невинность или резкое ухудшение, чем вызовет у окружающих прилив чувства вины, за которым последует новая волна подвигов ради спасения болезного.

Периодически у «Больного» наступает «ремиссия». В это время он настоящий душка — всем угождает, пытается проявить внимание. Но хватает его ненадолго — очередной «приступ» (или запой) возвращает жизнь в привычную колею. Жена «Больного» вновь впрягается в свое ярмо, вновь решает жизненно важные вопросы. Не этого ли она добивалась в жизни? Она же хотела свободы, самостоятельности и чтобы никто не мешал делать то, что она считает нужным. Ну что же, «Больной» точно ни в какие дела лезть не будет. Да, еще одна немаловажная деталь: желательно, чтобы через какое-то время все начали восхищаться этой «святой» женщиной, безропотно взваливший такой «крест» на свои хрупкие плечи. Все, теперь картина созависимых отношений завершена.

Может быть именно здесь стоит поговорить о том, почему «дочери алкоголиков выходят замуж за алкоголиков». Это часто встречающийся сценарий. Вот характерный случай. Татьяна, женщина 28 лет, обратилась по поводу созависимых отношений с мужем. Замужем 6 лет, двое детей. Когда она выходила замуж, ее жених был внимательным и заботливым. Так продолжалось и в браке первые годы. Муж конечно выпивал, но не более чем другие мужчины. С рождением второго ребенка алкоголь стал постоянным его спутником. Он реже стал помогать, стал раздражителен и агрессивен, от былой заботливости не осталось и следа. Начались ссоры и, о ужас, их отношения стали точь-в-точь похожи на отношения ее родителей.

Ее отец сильно пил. Татьяна, сколько себя помнит, всегда жила как на войне: ожидала скандалов, ругани, ссор, даже насилия; И она, и мать жили в состоянии постоянной тревоги: не придет ли отец пьяный, не учинит ли новый скандал. Мать Татьяны много работала, чтобы прокормить семью и покрыть убытки от алкоголизма отца, всегда была в депрессии и тревоге, всегда озабочена и напряжена. Татьяна с малолетства мечтала о теплой, эмоционально любящей матери, но так и не дождалась этого. Отец, когда был трезв, относился к дочери с чувством вины, откупался подарочками, но подлинной заботы и любви не проявлял. Постепенно в душе ребенка, девушки сложился желанный образ жениха: заботливый мужчина, понимающий, мягкий, внимательный. И вот, такой нашелся. Но спустя четыре года он оказался начинающим алкоголиком. Как это могло случится?

Её мужа зовут Николаем. Он вырос без отца, хотя отец есть, и они иногда встречаются. Отец Николая был алкоголиком, и его мать быстро с ним рассталась. Коле тогда было три, и он не помнит, как они тогда жили. Помнит только, что в детстве он всего боялся, но больше всего боялся потерять маму. А мама Николая поклялась себе, что заменит Коле отца, и, действительно, приложила все свои усилия к воспитанию сына. Она стала для Коли поистине всем! Она заменила ему весь мир! И он без мамы жить не мог. Постепенно мама заменила все его желания своими, все его чувства своими, все его мысли, своими мыслями. Она хотела передать сыну самое лучшее и ценное из того, что имела сама. Сын вырос преданным, заботливым и внимательным, так как мать была для него всем. В ответ на свою заботу о сыне мать ожидала получить от сына полное послушание и покорность, чего и добилась. Николай стал подлинным «маменькиным сынком». Созависимые отношения матери и сына сформировались в русле сценария самого заботливого и ревностного воспитания. Николай оказался зависимым от матери задолго до того, как стал алкоголиком. Зависимость – вот первичный строй личности. Алкоголизм — одна из форм его реализации.

Николай постепенно превращался в алкоголика. Татьяна в ужасе стала замечать, что ведет себя как мать, и хотела сразу же развестись. Но оказалась, что она не может его бросить. Уйти от мужа было для нее труднее, чем терпеть его пьянство. И она поняла, почему ее мать не разводилась с терзавшим ее отцом. И что же теперь? Татьяна поняла, что запуталась, и стала искать помощь.[3]

Эта история, очень похожа на тысячи других, в которых дочери алкоголиков выходят замуж за будущих алкоголиков, или алкоголиков находящихся в ремиссии, а бывшие жены алкоголиков вновь выходят замуж за таких же мужчин.

«Больной» или «Алкоголик», как и вообще, мужчина зависимый,  не может быть зрелым мужчиной. Он инфантилен. В нем мужественность развивается однобоко, лишь психо-физиологически. Личностно он похож на виноватого, но капризного ребенка. Его инфантильность мешает ему быть ответственным мужчиной, опорой семьи и общества. Он сам все время ищет, на кого бы опереться. И находит.

Такой тип мужчин привлекает зависимый тип женщин. Это могут быть «Наседки», «Хозяюшки» и даже «Родина-мать». Они берут на себя заботу о таком мужчине, как о своем ребенке. Он их устраивает. А зависимый мужчина находит нишу, в которой он может не брать на себя ответственность.

Близкий по степени пассивности и безответственности, но отличающийся от «больного» по сути образ — «Диванный валик». Так грубо прозвали тех мужчин, которые лежат на диване целыми днями и ничего не делают. У них нет алиби «болезни», они не прикрываются, как «Больные», диагнозами и справкой от врача, чтобы не утруждать себя работой. Справедливости ради надо сказать, что про «лодыря, который вечно в своем компьютере/телевизоре» можно услышать даже в доме, где вся мужская работа сделана мужем на пять с плюсом. Жена и в этом случае может считать, что муж ничего не делает. Но надо понимать, что на ее языке, это может значить, например: «он мне не помогает», «он мало уделяет мне времени и внимания, не говорит мне нежных слов, не угадывает и не исполняет мои желания, не выслушивает меня». То есть, в данном случае, проблема не в том, что муж ничего не делает, просто вместо того чтобы делать то, что хочется жене, он занимается тем, что хочется ему самому. В подобной ситуации имеет смысл задуматься не о «делах», а об отношениях между мужем и женой — возможно там есть над чем поработать.

Реальный «Диванный валик» — это тип мужчин, которые своей полной пассивностью и лежанием перед телевизором демонстрирует отказ от деятельной и созидательной жизни. Отказ этот имеет в том числе и социальные корни. В конечном итоге это может быть вид протеста против деспотического социума, в котором так мало пространства для проявления мужской активности и инициативы. Протест может быть также следствием семейного конфликта и проявлением личностных качеств мужчины — его инфантильности, трусости или зависимости. Такой тип мужчин безопасен для женщин, опасающихся насилия и агрессии, но не привлекателен для удовлетворения семейных потребностей.

«Ботаник» тип человека «в очках и с портфелем». Это учитель, ученый, чиновник. Стереотип противоположный «Мужику» или «Мачо». «Ботаник» в значительной степени беспомощен в социальном и житейском плане. Он не может ввернуть лампочку, боится защищать свои интересы в ЖЭКе, не может спорить с женой, мамой, с тещей, с начальником, может по рассеянности забыть забрать ребенка из детского сада. На него во многом нельзя положиться. Он интеллектуальная элита общества, но как мужчину его не уважают. Это не значит, что его не любят женщины. Иногда любят и страстно, потому что «Ботаник» способен на сильные чувства (с которыми он, правда, не очень хорошо умеет управляться), он тонкий и увлеченный, а иногда и сексуально привлекательный. Женщины не часто выбирают таких мужчин в мужья — в быту с ними трудно, все приходится брать на себя. Но женщины, которые готовы быть своим мужьям «Мамочками», охотно выбирают «Ботаников» в партнеры. Такие мужчины, как правило, безопасны, от них не приходится ожидать измены, ссор, насилия. Они послушные и покорные мужья.

«Себе на уме» или «Проходимец». Этот стереотип, условно говоря, похож на Остапа Бендера — хитрый, предприимчивый, расчетливый, амбициозный, авантюрист. Преступный предприниматель, для которого важнее всего деньги и власть. Он добивается всего хитростью, подкупом и интригой. В нем нет ни чести, ни достоинства, хотя есть свой собственный кодекс поведения, похожий скорее на воровской «закон». «Проходимец» — любимец женщин. Он умеет ухаживать, умеет льстить, соблазнять, но его цель — деньги или власть. Ради этих целей готов на «все». Часто про таких мужчин говорят «умеет жить». Женщины их любят и стремятся выйти за них замуж в расчете на достаток и высокий статус. Но с ними опасно: «Проходимцы» не бывают верны и не способны на глубокие отношения. Женщина с ними скорее в «золотой клетке», чем в теплом доме. «Проходимец» легко женится, но и легко разводится, оставляя своим женам пустые счета и долги. Но риск привлекает многих женщин. К тому же проходимец умеет «пустить пыль в глаза», умеет доставить женщине феерические удовольствия, окружить ее роскошью. Но все это не надолго.

«Рубаха-парень» — это юноша-ребенок (в психоаналитической психологии их называют пуэр – вечный юноша), веселый и беззаботный, открытый и бескорыстный, душа компании, певец и танцор. Таких любят девушки, причем влюбляются с первого взгляда и любят до старости. Но с ними трудно жить, так как трудиться и работать, брать на себя ответственность и преодолевать невзгоды «Рубаха-парень» как правило не может. Он — человек настроения, порыв. Он не отличается выносливостью, не любит рутины, от невзгод и неудач впадает в депрессию и запивает.

«Рубаху-парня» все обожают, всюду приглашают, он желанный гость на всех праздниках, он тамада на свадьбах и на корпоративных застольях. Доброжелательный, простой в общении, свой в доску, он всем нравится и всем необходим. Он заводила, весельчак, с ним мир становится светлее и радостнее. Он всех смешит и веселит, и его за это ценят. Однако самому ему далеко не всегда весело, за маской весельчака может скрываться невротическая жажда признания и принятия. Ему может быть очень страшно вне компании, наедине с самим собой, со своими мыслями и чувствами. Он — воплощенная социализация, общинность, семейственность. Но способен ли он на истинную дружбу, на глубокие и длительные отношения? Часто бывает, что у него в друзьях все и… никого. Настоящая близость и открытость, глубина и доверие его пугают, он прячется в поверхностных, ни к чему не обязывающих отношениях, но мало кто догадывается, что ему как воздух нужна подлинная дружба.

«Рубаха-парень» бывает счастлив в любви и несчастлив в браке. Жена, полюбившая его за веселье и легкость, может быть совершенно не готова к тому, что дома он не всегда излучает радость. Он, как любой человек, устает от общения, может быть замкнутым, раздраженным, грустным, молчаливым. Жена же рассчитывала, выходя замуж, на круглосуточный праздник жизни. Имидж «рубахи-парня» не позволяет страдать и горевать, а без маски его никто не узнает. Разочарования, упреки только усугубляют ситуацию. Но может быть и иной сценарий, когда жена устает от бесконечных гостей-приятелей, особенно если родился ребенок. Ей нужны тишина и отдых, а ему шум и застолье. Она больше не в состоянии разделить с ним «разгульный» образ жизни, а ему невыносимо тесно и душно в стенах семьи, ему нужны зрители, вдохновение, аплодисменты, новые впечатления и… новые чувства, отношения, влюбленность… Возможны и другие варианты развития событий.

*****

Итак, пора подвести итог. Отношение к мужским стереотипам как к реалистичному понимаю мужественности не может не быть деструктивным. Стереотипы разлагают мужчин и отношения к ним женщин. Стереотипы – это карикатура, злобная карикатура на человека. Но вот беда! Рассмотренные стереотипы, как демонические образы, могут мерещиться нам в реальных отношениях. Мы часто смотрим на живые личности сквозь эти маскарадные личины. Что же делать? В них есть правда, о которой мы написали. И эта правда живет, продолжает жить в реальных мужчинах, препятствуя становлению подлинной мужественности.

Подлинная мужественность действительно сложна и не дается ни одному из мужчин в естественном возрастании от мальчика к мужу. Ее необходимо искать в себе и осваивать, как осваивается новая должность. Это не дар природы, как рост или ширина плеч. Мужественность вырабатывается, как мускулатура или сила воли. Мужественность реальная, определяемая возрастом и свободой – это работа на всю жизнь.

Можно ли однозначно описать мужественность? Видимо, нет. Она индивидуальна и уникальна. Мужественность молодого Давида не похожа на мужественность Давида-Царя. Мужественность Самсона и мужественность Иакова – они так различны! Мужественность Солженицына и мужественность Гагарина, разве они похожи? Что же в них общего? Что общего в мужественности, что отличает мужчину от женщины?

Мы предлагаем отличный от стереотипов образ мужественности, каким он вырисовывается постепенно в процессе консультационной работы. Это собирательный образ. Он складывался в результате личностных изменений, которые происходили с нашими клиентами по мере того, как они решали свои личностные, семейные и духовные задачи. В каждом отдельном случае мы искали ресурсы личности, которые были необходимы для преодоления тех или иных проблем. Можно сказать, что предлагаемый образ есть изначально заданный личностный образ мужественности, то, что в древней Греции называли телос.

Такой образ не может быть живой личностью. Личность – это всегда индивидуализированная природа[4], а потому какой бы мы образ ни начертали, реальный человек всегда будет от него отличаться. Каждый мужчина особенный, уникальный. Его обобщенный образ – лишь абстрактное описание черт. Но оно нам необходимо, чтобы задать вектор движения, стремления мужчины к собственной реализации своего природного и семейно-родового предназначения.

Вот этот феноменологический образ:

Мужчину отличает

сила, твердость, мужество;

уверенность, настойчивость, здоровая агрессия;

опора на разум и волю, на действие и слово;

стратегический ум, рассудительность, призвание;

творчество, поиск, дерзновение, риск, смелость, азарт;

ответственность, целостность, масштабность, целеустремлённость;

служение, жертвенность, влияние на других, власть, стремление к порядку, контроль результатов.

Мужчина устанавливает отношения: дружбы и доверия (в близком кругу), партнерства (в равном кругу), подчинения и власти (вертикальные отношения), отношения конкуренции и соперничества (с равными по возможностям), отношения борьбы и войны (с противниками и врагами). 

К этому стоит добавить несколько пояснений:

Под силой имеются в виду не только физические возможности. Конечно, они важны, но не менее, если не более мужчине важна сила воли, сила духа, сила ума.

Твердость. Нередко мужчину ругают за упрямство. Это действительно отличительная черта мужского поведения, и она необходима, когда речь идет о настойчивости, целеустремленности, завершенности. Так вот твердость — это именно то качество, которое обеспечивает мужчине настойчивость и верность. Да, иногда она выглядит как упрямство.

Агрессию можно рассматривать как природное свойство. Это слово происходит от латинского aggressio (нападение ), а оно, с свою очередь, от многозначного aggredior, которое в частности означает «приступать, начинать, затевать, пытаться, предпринимать, атаковать, штурмовать»[5]. За этим словом стоит не тривиальный агрессор-разрушитель, а созидатель, предприниматель. Мужчине для успешного достижения цели, для преодоления препятствий, для победы над врагом необходима здоровая и конструктивная агрессия (в отличие от деструктивной).

Стратегический ум. Если отвлечься от возможной нравственной оценки, стратегия – это умение планировать жизнь. Оно необходимо и мужчине, и женщине. Но если женщина с неохотой отступает от «здесь и сейчас», от условий и мелочей, от процесса, то мужчина обо всем этом может и не подумать. Ему ближе и понятнее будущее. Стратегия – это способность планировать в абстрактном пространстве, и у мужчины это выходит естественно. Мужской ум стратегичен, тогда как женский конкретен.

Дерзновение – бывает необходимо как в творчестве, так и в служении. Это рывок, бросок в неведомое.

Риск отличает того, кто меньше думает о настоящем. Женщина, заботящаяся о семье, ответственная за здоровье и жизнь мужа и детей, рисковать не имеет права. Мужчина может забыть об этом на время, забыть об опасностях, чтобы получить результат, добиться успеха, достичь цели. Мужчине легче рисковать. Без риска иногда невозможно добиться успеха.

Власть. О ней мы уже писали[6]. В сложном социуме власть необходима. Она реализуется авторитетом, силой, принуждением, иногда насилием. Власть — необходимое условия порядка и дисциплины. Женская забота о здоровье и жизни несовместима с властью: нельзя одновременно заботиться и подчинять. Властная жена или мать – источник дисфункционального состояния семьи. Напротив, власть мужчины в семье – условие порядка и безопасности.

*****

Путь становления мужественности проходит через всю жизнь мужчины. Каждый возраст, каждый этап жизни ставит свои задачи и вызывает к жизни новые ресурсы. Но начинается путь мужской мужественности в семени отца. Именно его любовь к жене, его семя, передает компонент мужской природы своему ребенку. Больше ему взяться неоткуда. Отец делает своего ребенка мальчиком. Мужские гены мальчика приходят к сыну только от отца. Таков закон природы.

Но природа и культура идут иногда разными путями.

В нормативном случае этот путь проходит через жизнь с отцом. Никто иной как отец может научить мальчика быть мужчиной. Изо дня в день мальчик живет с отцом, с мужчиной, наблюдая, учась, уподобляясь и стараясь быть похожим на отца. Это происходит сначала бессознательно, а затем свободно и осознанно, но изо дня в день, всю совместную жизнь.

Затем, мужчина обнаруживает в себе самом разворачивающуюся мужскую природу и находит способы ее духовного и личностного освоения, наследуя многие тысячи черт отца и других предков и решая сам, творчески свои проблемы. Так юноша формирует свою мужественность.

На этом этапе ключевое значение для мужчины имеет его отношение к своей мужественности. Принимает или не принимает в себе мужественность юноша, подросток. Является ли для него его мужская природа даром Божьим или проклятием. Конечно, многое здесь формируется родителями и в целом семьей, но многое зависит и от него самого. В конце концов, все сходится в самоотношении и самопринятии.

Не может мужественность развиваться успешно там, где собственная мужская природа воспринимается как тяжесть, трагедия, нежеланная «ноша». Конфликт с собственной природой, негативное восприятие своего полоролевого бытия может деструктивно сказаться на мужчине.

Место мужчины в отношениях с женщиной, в браке — стержневое, т.е. структурное. Мужчина — «скелет» отношений. Женщина – их плоть и форма. Одновременно мужчина — границы отношений, как в видимом, социальном, так и во внутреннем плане.

На вокзале, в зале ожидания к девушке подходит мужчина и, сладко улыбаясь, обращается с каким-то вопросом. Тут же перед ним вырастает молодой человек, явно партнер или муж. Он встает прямо между девушкой и незнакомцем, закрыв девушку спиной. Незнакомец с грустью бросает взгляд ему за спину и уходит. Это простой, но вечный сюжет. Молодой человек защищает границы своих отношений, обозначает пределы внутреннего мира отношений и внешнюю границу. ГДЕ ЗДЕСЬ ВНУТРЕННИЙ МИР? Одновременно, он обозначает и свою роль: он  — воплощение безопасности отношений. Роль мужчины в отношениях и браке так же вечна, как и сами отношения мужчины и женщины.

Традиционное сознание приписывает мужчине несколько ролей: защитник, добытчик, «детопроизводитель», глава. Последнее очень спорно и в урбанистической культуре непонятно. Там, где социальная жизнь обеспечивает женщину и семью «прожиточным минимумом» благ, кажется, исчезает мужская роль. Ведь если защиту и управление женщина может обеспечить себе и своим детям сама, то и роль мужчины исчезает? Так ли это? Часто приходится слышать (особенно от женщин): «Мужчины больше не нужны! Даже зачать женщина может сама (ЭКО и проч.)».

Действительно, если определять роли мужчины так, как предлагает традиция, то век мужчин закончился. Но семейная психология и психология отношений, традиционные взгляды на семью и род подсказывают, что здесь все иначе. Попробуем разобраться.

Женщине хочется быть в безопасности, чтобы быть счастливой, женственной, чтобы быть любящей, быть матерью, быть творческой личностью. Почти всем женщинам, которые обращаются к нам в Институт за психологической помощью, этого действительно хочется. Более того, они чувствуют в этом возможность реализации своего призвания. Однако, часто женщины не могут себе позволить такой «роскоши», потому что в одиночку несут то, что дано двоим, что дано семье и роду. Потому так тяжело, и так бесперспективно.

Выход — выбрать мужчину и довериться ему, стать ему помощницей, а не заместительницей. Но это подвиг. Подвиг женственности. А в чем подвиг мужественности?

Подвиг мужественности — открыться навстречу неизвестности, взять на себя ответственность, встать перед Богом и миром, быть собой и отдать себя жизни. Это не значит заботиться о жизни и здоровье (что, конечно, важно). Это значит создавать жизнь и утверждать ее как высшую ценность. Это и есть призвание мужчины —  создать, посеять семя, защитить жизнь, пожертвовать собой ради жизни и высшей ценности жизни.

Однако, жизнь — это не только подвиг, или, скорее, в основном не подвиг. Жизнь — это переменный поток обыденности, будней и праздников, решений и выборов. Подвиг – лишь эпизод среди обычных дел, иногда очень важный, жизненно важный, но редкий. И это хорошо, иначе жить было бы невозможно.

Бог не требует от каждого мужчины подвигов, не требует их часто, не требует вообще. Бог подводит иногда (если говорить о промысле) мужчину к выбору подвижнического поступка, но не требует от него непременного подвига. Да, иногда быть мужчиной значит не отказаться от такого вызова, не испугаться, не отступить. Иногда это и есть тот единственный миг, который и в этом мире, и в будущем определит место мужчины. Но это не вся жизнь.

Место мужчины в повседневности и в череде дней и лет определяется не только решимостью на подвиг, но и готовностью к жизни в целом. А это значит, что мужчине необходимы особые качества для жизни в повседневности и стабильности: стратегическое мышление, ответственность, терпение, выносливость, но более всего — любовь и милосердие.

Мы описали выше некий идеальный образ мужественности. Однако не надо думать, что каждый мужчина должен стать таким. Мы так не считаем. Каждый мужчина сам определяет, каким ему быть. Человеку дана свобода в выборе образа бытия. А если так, то и образ мужественности мужчина выбирает сам. Как это может быть? Какими путями проходит становление собственного образа?

Началом пути является выбор образа бытия. Но этот выбор может быть и «отрицательным», то есть мужчина может отказаться от этого выбора или выбрать вовсе не мужской путь развития. Свобода не ведет сразу в рай. Свободный выбор может оказаться выбором отрицания своей природы и своего места в мире. И если мужчина выбирает место не мужское, отрицая свою природу или пытаясь переделать свою природу, то мужчиной он быть не перестает. Мужчиной по природе. Но свою мужественность развивать он уже не сможет и не станет. Итак, первый шаг становления мужественности – выбор своей мужественности как ведущего образа бытия.

Ответственность мужчины за свою мужественность означает ответственность свою за жизнь в целом, за таланты и способности, а также за отношения. Ответственность вообще есть признак зрелости, а в отношении к мужественности это обязательное условие. И хотя мужественность формируется и у мальчика, и у подростка, т.е. в пору, где ответственность еще не сформирована, тем не менее без нее мужественность не придет.

Отношения с отцом — это для мальчика и подростка магистральный путь, а для зрелого мужчины дополнительный, но непременный. И в 40 лет, и в 50 без отношений с отцом (даже если его уже нет в живых), очень трудно принимать и развивать свою мужественность.

Открытость -это особая позиция личности по отношению к миру, открытость новому, открытость вызовам и задачам, открытость отношениям и Богу. Мужское отношение к мирам, семье и социуму в большей степени склоняется в пользу социума. Мужчина по природе и по долженствованию более открыт культуре, социуму, улице и государству, и в этом есть своя логика[7]. Открытость означает готовность принимать на себя ответственность и быть деятелем, совершая и созидая жизнь.

Ценности. Нравы и нравственность, порядки и законы — все это сфера заботы мужчины, потому что это обеспечивает стабильность и защищенность жизни. В той или иной степени мужчине приходится определять духовный порядок жизни. До тех пор, пока мужчина не определится со своими ценностями, пока в его голове не водворится «царь», никто из семьи не будет спокоен за свою жизнь и будущее. И это не только выбор веры, но выбор самого широкого круга ценностей.

Вот основные направления, по которым может проходить путь становления мужественности. Но это не заданные цели, а лишь направления, векторы. И движение по ним не задано каждому, только сам человек определяет свой интерес «здесь и сейчас», сам рассчитывает ресурсы, сам строит свои планы и сам оценивает себя. Мы можем лишь обозначить контуры, но не можем составить рецепт мужского счастья или создать универсальный алгоритм последовательных действий «как стать настоящим мужчиной».

[1]             Эти стереотипы женственности, как и другие затронутые в этой главе, описаны в главе о Женственности.

[2]             «Установлено, что около 60 процентов дочерей алкоголиков выходят замуж за мужчин, либо уже больных, либо за тех, кто заболеет алкоголизмом.» В. Москаленко Зависимость: семейная болезнь.М.: Perse, 2006.  Также и нами достаточно сказано. См. «Влюбленность. Любовь. Зависимость. Лоргус. Красникова. М.: Никея. 2015 г.

[3] Женщина, названная в книге Татьяной, продолжает свою терапию от созависимости, и добилась успеха, но стоило это ей немало мужества и любви. В том числе, любви к себе.

 

[4]             С.А. Чурсанов. Личность. //Богословская антропология. Русско-православный /римско-католический словарь. М.: Паломник Никея, 2013 г. С – 71.

[5]    По материалам словаря И.Х. Дворецкого: http://linguaeterna.com/vocabula/list.php?letter=aggr&submit=%CF%EE%EA%E0%E7%E0%F2%FC

[6]    О власти отца см. в Книге об отцовстве. А. Лоргус. М.: Никея. 2015 г.

[7]    Если основные функции мужчины в доме своей семьи в основном выполнены, он расширяет поле своего внимания и заботы. Чтобы дом и семья оставались в покое и под защитой, его внимание обращается на улицу, на которой стоит его дом. Порядок на улице, тишина и чистота, правопорядок, благочестие и закон – это та среда обитания его семьи, в которую погружаются члены семьи, как только покидают стены дома. А потому мужчина обращается к соседям, ближним и дальним, договаривается, устанавливает порядки и следит за их выполнением. Так возникает местная власть, сфера ответственности мужчины. Женщина продолжает заботиться о том, что внутри дома. Улицы и площади города или села также становятся объектом внимания мужчины, так как от порядка там зависит порядок на улице, где стоит его дом. Так возникает земская (городская) власть. Предмет заботы и власти, ответственности и деятельности мужчины. Подобно ей возникает и область интересов страны, государства и даже мира, влияющих на стабильность и порядки на улице и в доме. Так возникает политика – особое призвание мужчины. Призвание, вытекающее из мужского призвания, семейной функции и его места в мире.

2015 г.