Духовная зрелость

В православной традиции понятие личностной зрелости связано с духовными ценностями. На первом месте здесь следует сказать о границах человеческого богосподобия, о связях с Богом, раскрывающимися в откровении и обожении, об ответственности и жертвенности, о творчестве и любви.

Само понятие личность в православной терминологии понимается как «несводимая к природе, свободная, открытая, творческая, уникальная, целостная в смысле как неделимости, так и нерушимой идентичности, непознаваемая аналитическими объективирующими методами онтологическая основа человека, определяющая образ бытия его индивидуализированной природы» (Сергей Чурсанов (2005) — http://www.fapsyrou.ru/z16_chursanov.php. Такое современное понятие, основанное на святоотеческом понимании не является окончательным и безупречным. Однако лучшаго современная православная мысль пока не имеет.

Современное психологическое понимание жизни личности, развиваемое нашим университетом, признает, что личность имеет как заданность, в перспективе индивидуальной жизни человека, и не дана с рождением. Вместе с тем, мы понимаем возникновение каждого человека, то есть зачатие его, как явление в мир новой богоподобной личности. Кроме того, есть и иная антиномичность теории личности в православной психологии: мы понимаем, что личность ребенка и подростка, личность невротика или инфантильного человека, лишь отчасти соответствует пониманию личности в полном и богоподобном образе. В этом смысле мы говорим о «временной» или, что хуже «ложной» личности, тогда как в контексте нашего симпозиума можно говорить о «зрелой» или «подлинной» Личности.

Не входя в подробности изложения, отмечу лишь называя, черты подлинной личности, с нашей точки зрения: обращенность к Богу, опора личности на внутренние, бытийные и экзистенцияльные силы и возможности, свобода, запредельность смыслов и целей, трезвение, то есть собранность, самоконтроль, осознанность, ученичество, творчество, благобытие, то есть обращенность к спасению, добру, миру и людям.

 

  1. Открытость и ученичество

Человек венец Божественного творения, он изначала прекрасен, он наделен мудростью, он творец. Его жизнь полна смысла, как в личном, как в историческом, так и онтологическом плане. Человек осуществляет свою жизнь сам, двигаясь по пути. И это движение есть его собственный смысл и смыл Божественного промысла. Сочетая свой путь с замыслом Бога человек учится, причем учится не только в культуре, в семье, в социуме, но также учится у Бога и у себя, раскрывая в себе самом черты божественности. Для этого человек необходимо открывается новому опыту, знанию, призванию, откровению, советам и голосу собственной совести. Все это делает его учеником, для которого жизнь, духовный путь, есть всегда и урок и экзамен.

В каждодневной суете жизни, мы подчас забываем, что все мы ученики Господа, и это закрывает для нас ценность нового опыта и знания. Потеря критичности, самодовольство, успокоенность, уверенность в собственном уровне опытности и знания, — все это ведет к потере критичности, к потери ученичества. «Ложная» личность – «закрытое» самосознание, гордость и слепая самость.

 

2. Творчество и самобытность.

Переход человека от «ложной» к «подлинной» личности означает в том числе переход от адаптации, как принципу жизни, или приспособлению, к формированию самой личности, как самостоятельному творческому процессу. Это переходы:

— от неосознаваемого к осознаваемому;

— от зависимости к независимости;

— от ориентации на другом к ориентации на внутреннем;

— от борьбы к миру, умиротворенности;

— от вражды и сопротивления к принятию и примирению;

— от индивидуализма к ипостасности.

Так или иначе, эти возрастания, переходы, метаморфозы, означают творческий поиск, готовность отказа от старого и принятия нового. Лабильная личность — личности растущая и развивающаяся.

3. Границы и пределы личности.

Человек существо «граничное», то есть живущее на границе. Границы человеческого бытия не даны нам, как область нашего знания и область существования. Приближаясь к границам познаваемого, к границам возможного, человек вступает в «Божественный мрак» (по словам преп. Максима Исповедника). Человек вступает в неведомое, которое не только не отталкивает его но и привлекает. Подвижик-монах, живущий в грани возможного, мученик за веру, мать Тереза Каклькутская, доктор Гааз, преп. Серафим Саровский – все эти люди превзошли меру обыденности и возможности, совершив невозможное. Они подвижники.

Так каждый человек постигающий себя ответственно и свободно, приходя в «меру возраста Христова», приближается неминуемо и дерзновенно, к границам своего бытия, за пределами которого область Таинственного и Божественного. Там и совершается встреча с Богом. Но эта встреча не может состоятся без любви.

 

4. Любовь.

Только зрелость способна на подлинную любовь. Зрелость и наступает тогда, когда любовь воцаряется в душе.

Любовь это предельная открытость миру. Любовь, которая по слову ап. Павла «не ищет своего», открывает «другому» себя, рискуя получить боль или удар. Любить значит рисковать, как говорит WernerMay. Риск любви в одностороннем выходе за пределы безопасной и прозрачной зоны личности. Любящий доверяет себя «другому» не «зная» точно, что он получит в ответ.

Любовь полнота жизни. Любовь соединяет в личности земное и небесное, тело и дух, данность и заданность. Любовь наполняет душу радостью, дарами природы и благодари. В любви нет разделения, нет времени. Любовь побеждает суету, спешку, страх, тревогу, неуверенность. Любовь преодолевает комплексы и защиты. Любовь открывает человеку красоту и полноту его собственной природы и величие его пути, жизни и подвига. Любовь не нуждается в терпении, страданиях и муках. Любовь не знает боли. Боль разливается там, где страх занимает место любви.

Любовь исцеляет болезнь, залечивает раны души,

 

5. Призвание и ответ Богу.

Бог призывает каждого человека стать сыном. Не рабом, не вещью, не социальным «винтиком в машине», но свободно и радостно исполнить свою меру и свой талант. Это призвание. Бог призывает человека, призывает с любовью, терпением, уважением и доверием.

Кто посмеет не откликнутся на Божье призвание? Бунтарь? Глупец?

Ответ человека Богу – вся его свободная жизнь, полная любви и творчества.

 

6. Цельность и трезвение

Человек есть не часть мира, не коррелятив мира, но целый мир – космос. Поскольку человек есть образ и подобие Божие, и поскольку Бог превосходит весь космос, как Творец его, то и человек по призванию своему превосходит мир и сремится к полноте и цельности.

Всякая раздробленность, всякое «раздирание», всякое раздвоение сознание или личности мучительны для человека. Противоречия между ценностями и реальностью, между верой и прагматизмом, между умом и сердцем, между духом и плотью – все это мучительные состояния человека. Личность стремиться соединить, привести в гармонию, сделать цельным то, что оказывается эмпирически разделенным. Отсюда стремление к гармонии, к совершенству, к монашеству, к Богу!

Цельность ведет к трезвению – это психологический путь собирания себя, своих разрозненных черт, функций, состояний, способностей, деятельностей в личностном единстве. Само собирание – есть труд и подвиг. Подвиг самосознания, самоконтроля, покаяния и изменения. Трезвение – жизнь в единении эмоционального и ментального, волевого и радостного, страдания и счастья!

Выводы:

  1. Психотерапия может направлять личность к осознанию своих проблем и своего предназначения.
  2. Личность есть принятие и любовь к своей природе, как духовной, так и физической.
  3. Зрелость есть полнота ментального и эмоционального.
  4. К духовной зрелости ведет путь через постижение своего места в мире, в семье, перед Богом – путь смирения и любви.

 

Москва — Варшава, февраль 2007.