Новый год

Праздник встречи Нового года стал в России, наверное, самой массовой новой традицией. Вторая половина ХХ века стала временем полного утверждения новой традиции. Теперь это главный народный праздник России.

Это праздник, который полностью воспринят народом.

Это праздник принятый всеми слоями населения, кроме части верующих, о чем ниже.

Это праздник, имеющий сугубо не государственный характер, хотя и принят и поддерживается им.

Это праздник, не имеющий никакой исторической перспективы, никакой событийной и личностной черты, он чисто мифологический.

Праздник, имеющий чистую радостную ноту. В нем нет ни «памяти жертвы», ни серьезных напряжений, ни долга, ни обязанности. В нет маршей, демонстраций и проч.

Новый год встречается всеми так, как кому заблагорассудится. У «Нового года» нет никаких ритуальных сторон, никаких процедур, вообще, ничего обязательного. Одни люди дарят подарки, другие нет; одни встречают 12 часов новый год, другие – нет; одни приглашают гостей, другие считают праздник собственно семейным. Одни пью шампанское, другие только водку.

 

Каких только не было праздников: государственных, церковных, народных, семейных, городских и сельских? Многие из них совсем канули в Лету. О некоторых — ещё доходят до сего дня куцые сведения в календарях. Никто уж не празднует победу в Куликовской битве, хотя есть Дмитриевская суббота. Память о покойных крепче, чем о великокняжеской славе. А в календаре есть даты, отмечаемые «по знаку»[1], но никто их не исполняет. Например, день «Освящения храма в Иерусалиме». И было когда-то, и не помнит никто. Большинство и не знает этого.

При Государе-Императоре, было не мало праздников, связанных с памятными датами Высочайших особ. 2 марта 17-го года все с удовлетворением эти праздники забыли.

Новая государственность вводила и продолжает вводить новые и быстро забываемые праздники. Продолжаются споры, праздновать или не праздновать дни всеобщего единства или единения на пепле прежнего Великого переворота. Но даже если кто-нибудь из спорщиков победит, народ все равно, праздновать ЭТО уже не будет. У «ноября» потенциала уже нет. Это раньше, лет 30 назад, советская баба хвалилась пирогами: «на Казанскую буду печь с мясом и с капустой, а на Октябрьскую – только с мясом». Теперь это никому не нужно. Ноябрьская неделя «каникул» — повод полететь в Прагу и на Пхукет.

Есть дни шахтеров и железнодорожников, день Десантных купальников в фонтанах и день чекиста. Но народ этих праздников не знает. В лучшем случае, обыватель оторвет листок от «численника» со странным «Днем» сидя в N-ом месте с горькой гримасой, не относящейся к «Дню», и отправит его по «назначению».

Есть праздники, которые празднуются по необходимости, например 1 мая, а есть, такие, что празднуются для души. Новый год – душевный праздник.

По необходимости празднуются государственные праздники, например в текущую эпоху – День чекиста. Ритуал в этот день примерно такой: нужно сурово сдвинуть брови, и под рамой с портретом главного чекиста всех времен и народов (не путать с Дзержинским и Берией), доверительно передать доверенному товарищу актуальный миф и происках и угрозах Запада, особенно о том, что в кулуарах рассказал Збигнев Бжезинский Генриху Боровику. Но к вечеру непременно напиться. Таков ритуал все большевистских праздников – напиться в «горькую». Именно «горькую», так как во всех большевистских праздниках есть горечь потери товарищей. И потому горько-пьяное лицо, но серьезно таинственное, – это лицо государственного праздника.

А Новый год совсем другое дело. Тут нет никакого «криминала», нет серьезности, нет потерь «бойцов», нет горечи и скорби. Но напиваться на Новый год – почти ритуал для очень большой части народа.

Вообще алкоголь на Новый Год – особая тема. Для советских людей – шампанское на Новый год это «святое». Так все говорят. Также как «оливье». Однако, шампанское это только ритуал, а пьют при «встрече» главным образом водку. Сколько выпивается на территории бывшего Советского Союза спиртного  — гостайна. Никто не может знать размеров гибельного алкоголизма. Но Новый год – неприкосновенен! Пить можно! Пить почти что обязательно.

[1] «Знак» —  пометка о фиксированной форме празднования в церковном уставе, в Типиконе.